Концепции умиротворения (Современные гуманитарные исследования, номер 3 за 2015 год)

3, Июль 2015 г. | Рубрики: Научные публикации и интервью | Комментарии выключены

КОНЦЕПЦИИ УМИРОТВОРЕНИЯ
Современные гуманитарные исследования, номер 3 за 2015 год, с. 146-152.
Пашков Р.В., специалитет МГЮА
1. Несостоявшееся государство
Несостоявшееся государство – государство, эффективность государственного управления в котором резко снижена вследствие сочетания различных социальных и экономических факторов, что приводит к дезорганизации функционирования основных государственных институтов. Давление национального меньшинства на территории компактного проживания может резко возрастать в период усиливающейся деградации государственных институтов, вследствие чего наблюдается потеря контроля управляемости со стороны центральных властей.
В номере Германского общества внешней политики Internationale Politik, посвященного теме несостоявшихся государств (№ 6, за 2003 г., международная версия, рус. яз.) Ульрих Шнеккенер (Ulrich Schneckener), тогдашний научный сотрудник в исследовательской группе «Глобальные вопросы» берлинского фонда «Наука и политика», дал определение признаков несостоявшихся государств, а также государств, близких к этому состоянию.
Он пишет:
«Под непрочной государственностью понимается в первую очередь утрата или необретение государственными институтами способности управления в главных сферах компетенции. Речь идет о государствах, институты которых не в состоянии или более не в состоянии оказывать населению определенные элементарные услуги. При этом можно выделить три функции государства, образующие ключевую сферу современной государственности.
Применительно к каждой функции имеется целый ряд индикаторов, позволяющих измерить степень эрозии государственности.
Монополия на применение силы: центральное значение имеет контроль (государства) над территорией посредством государственной монополии на применение силы. Речь идет об осуществлении государственного управления для контроля над ресурсами и о государственной армии или, соответственно, полиции для урегулирования локальных конфликтов или для разоружения частных структур, применяющих силу. Индикаторы утраты или отсутствия этой функции следующие: отсутствие контроля над всей государственной территорией; отсутствие контроля над внешними границами, большое число и политическая значимость частных структур, применяющих силу (включая организованную преступность, например, наркомафию); разложение государственного аппарата безопасности («приватизация сверху»); вооружение населения; регулярные случаи самосуда; высокие и растущие показатели преступности. Чем больше индикаторов «сработали», тем с большей вероятностью можно говорить об эрозии монополии на использование силы.
Государственные услуги: центральное значение имеют государственные услуги в различных областях (социальное государство, рынок труда, образование, здравоохранение, охрана окружающей среды, развитие инфраструктуры), а также механизмы распределения экономических ресурсов – обе сферы финансируются, как правило, за счет государственных доходов (таможенные пошлины, налоги, сборы и т.д.). В качестве индикаторов здесь можно использовать систематическое отсекание определенных групп населения от экономических ресурсов; глубокие экономические и/или валютно-политические кризисы (например, кризис пенсионной системы); колоссальные недоимки налогов или таможенных платежей, а также многократное налогообложение (государственными и частными структурами); слабое перераспределение; незначительные государственные расходы; растущий разрыв между бедными и богатыми; массовая безработица; обнищание сельского населения (углубляющиеся различия между городом и деревней); ухудшение инфраструктуры, системы образования и здравоохранения, быстрая экологическая деградация.
Политическое устройство: эта сфера включает в себя формы участия населения в политике и процедурах принятия решений, стабильность политических институтов, а также качество правового государства и публичного управления. Индикаторами здесь служат усиление авторитарных или олигархических структур принятия решений, репрессии против политической оппозиции, фальсификация и подтасовка результатов выборов, систематическое исключение определенных групп населения из участия в политике (например, меньшинств), грубые нарушения прав человека (пытки), отсутствие независимой юстиции, коллапс государственного управления, а также высокая степень коррумпированности.
Теперь на основе трех функций государства можно выделить три типа неустойчивой государственности, причем особое значение придается монополии на применение силы.
1. Слабые государства
При характеристике типа слабых государств (weak states) исходят из того, что государственная монополия на применение силы и сбор налогов еще в значительной степени или более-менее существует. Наряду с этим ощущается, однако, дефицит государственных услуг или проявляются также недостатки политического устройства. В качестве примера по состоянию на 2003 год можно привести государства в Африке южнее Сахары (Зимбабве, Кения, Уганда), в Латинской Америке (Гаити), в Центральной Азии (Казахстан, Киргизия) и в Юго-Восточной Европе (Македония, Албания), у которых есть недостатки в обеих областях. К этой же группе можно отнести также большинство арабских или, соответственно, мусульманских стран, таких как Пакистан, Сирию, Саудовскую Аравию, Египет, Иорданию и Иран.
Из приведенных примеров ясно: в эту категорию входят многочисленные полуавторитарные или авторитарные режимы, среди которых встречаются и такие, как Северная Корея, Куба, Туркменистан или Беларусь. Как правило, они обладают определенной стабильностью, поскольку в состоянии осуществлять монополию на применение силы (отчасти за счет использования драконовских мер), но они обнаруживают существенные недостатки в вопросах политического устройства и в большинстве случаев ограничены в возможностях предоставлять государственные услуги всему населению. От этих режимов нельзя ожидать устойчивого развития, скорее, ожидается их медленный или стремительный распад (например, после смерти или свержения диктатора).
2. Деградирующие или не справляющиеся со своими функциями государства
К типу деградирующих или не справляющихся со своими функциями государств (failing states) относятся государства, у которых очень сильно нарушена или, соответственно, существует лишь частично монополия на применение силы и налоговая монополия, в то время как при исполнении одной или двух других функций государство сохраняет еще определенную способность к управлению. В качестве примера по состоянию на 2003 год можно было бы назвать Колумбию, Шри-Ланку, Филиппины, Индонезию, Грузию, Судан или Непал. В этих случаях правительства не в состоянии контролировать всю территорию своей страны, а также ее внешние границы. Они вынуждены конфликтовать с большим числом частных структур, применяющих силу, в особенности с сепаратистскими движениями. Однако другие сферы государственности функционируют еще более или менее исправно.
3. Несостоявшиеся или развалившиеся государства
У государств, относящихся к типу несостоявшихся или развалившихся (failed states), не имеется в сколько-нибудь значимой мере ни одной из трех функций, так что можно говорить о полном крахе или коллапсе государственности. Примерами по состоянию на 2003 год здесь являются Сомали (с 1992 года), Афганистан, Демократическая Республика Конго, Центральноафриканская Республика, Либерия, Сьерра-Леоне или Ирак. Некоторое время в эту категорию входили также Ангола, Босния, Таджикистан или Ливан. Об этом говорил Ульрих Шнеккенер в своей статье 2003 года на страницах журнала Internationale Politik.
2. Революции как мифологема и в реальности
Коммунистическое сопротивление
Попытка коммунистической революции в Италии 70-х годов 20 века как мифологема – борьба авангардной партии рабочего класса за права рабочих, имевшая своей целью построение государства угнетенного класса путем военного давления на власть.
Попытка коммунистической революции в Италии 70-х годов 20 века в реальности – беспрерывная городская герилья подпольной коммунистической партии Италии, ведущая войну на истощение и постоянно осуществляющая акты саботажа, диверсий и терроризма, считающая себя авангардной партией рабочего класса, которая вправе выступать от его имени.
Вьетнамская антиколониальная национальная революция как мифологема – победа национально-освободительного движения под руководством коммунистической партии Вьетнама во главе Народного фронта и деколонизация Вьетнама с прекращением власти французской колониальной администрации.
Вьетнамская антиколониальная национальная революция в реальности –повстанческая армия северо-вьетнамских повстанческих сил (и на последнем этапе войны в Южном Вьетнаме тоже) под руководством коммунистической партии Вьетнама, существующая в условиях крайней централизации власти и однопартийной коммунистической диктатуры с командной экономикой при попытке активного противодействия западной коалиции с целью удержать свое присутствие во Вьетнаме.
Попытка коммунистической революции в Перу «Сендеро Луминосо» как мифологема – попытка беднейших угнетенных слоев крестьянства и городского пролетариата завоевать власть по руководством коммунистической партии Перу в результате победоносной повстанческой войны против коррумпированного и репрессивного правительства.
Попытка коммунистической революции в Перу «Сендеро Луминосо» в реальности – попытка военной победы ультрарадикальной коммунистической группировки, развернувшей широкомасштабную повстанческую войну в сельских районах и реализовывавшей концепцию городской герильи со все усиливающимися репрессиями против того же пролетариата и крестьянства, которые все больше выражали недовольство претворением в жизнь крайних догм сталинского типа коммунистической идеологии.
Кубинская социалистическая революция как мифологема – взрыв народного недовольства и гнева против проамериканского режима, проводящего колониальную политику, в результате освободительной национальной революции, начатой национальным сопротивлением повстанческих сил.
Кубинская социалистическая революция в реальности – захват власти коммунистической партией Кубы, создавшей повстанческую армию как реальную боевую силу в условиях стихийного социального взрыва народных масс, подготовленного повстанческой войной, приведшей в итоге к однопартийной коммунистической диктатуре с командной экономикой.
Националистическое сопротивление
Попытка сецессии тамилов из государства Шри-Ланка как мифологема – право угнетенного тамильского меньшинства на создание своей независимой государственности, создавшего свои вооруженные силы и выдвинувшего проект независимого государства Тамил-Илам. Это право основывается на праве народов на самоопределение.
Попытка сецессии тамилов из государства Шри-Ланка в реальности – военная попытка отделения радикально настроенных групп населения из числа тамилов, начавших многолетнюю повстанческую войну в джунглях, нарушая общепризнанные нормы ведения войны, которая привела к многочисленным жертвам гражданского населения и этническим чисткам.
Ирландское национальное сопротивление в Ольстере как мифологема – национальное сопротивление ирландского народа в борьбе против британской колониальной администрации за объединение всего ирландского народа путем вооруженной борьбы в результате всеобщего восстания и постоянного давления повстанческих групп.
Ирландское национальное сопротивление в Ольстере в реальности – городская герилья различных повстанческих групп, организующих постоянные атаки против британского военно-административного присутствия с элементами прямого терроризма и попыткой конечного свержения законного правительства Ирландии с целью объявлении «Единой республиканской Ирландии».
Чеченская национальная революция как мифологема – победа чеченского национально-освободительного движения над оккупационной властью центра, завершившаяся созданием своего национального государства.
Чеченская национальная революция в реальности – вооруженный захват власти националистическими настроенными радикалами из числа политически активного меньшинства чеченцев в условиях распада и деградации союзной власти и при прямом попустительстве ряда высших должностных лиц России, который завершился временным созданием и функционированием националистического квазигосударства с агрессивным ростом силовой составляющей и ставкой на вооруженное противостояние с Россией.
Религиозное сопротивление, в частности исламистское
Исламская антишахская революция в Иране как мифологема – отчаянное восстание народа под руководством духовных лидеров для построения справедливого и праведного общества мусульман с исламской властью, свергнувшее ненавистный режим шаха как ставленника Запада.
Исламская антишахская революция в Иране в реальности – самоорганизующееся выступление различных социальных групп, недовольных социальной политикой и отсутствием политических реформ, которое возглавило шиитское духовенство, в итоге захватившее власть и построившее государство, где правящим классом является духовенство.
Исламская революция в ходе арабской весны как мифологема – падение правящих режимов в результате отсутствия представительства народа и социально-экономического неблагополучия основных слоев населения, что приводит к смене политической элиты и формированию более демократической власти для всех мусульман.
Исламская революция в ходе арабской весны в реальности – самоорганизующееся давление городских масс и молодежи, использующих ошибки в социальной политике государства и коррумпированность политической элиты, вследствие чего эффективность государственного управления резко снижена, приводящее к падению центральной власти или ломке режима. Однако, в конечном счете идет широкомасштабная дестабилизация исламистского характера с попыткой взять власть на волне народного недовольства радикальными исламистскими элементами.
3. Методы силового воздействия
Методы силового воздействия государства на другое государство:
1. Мятеж региона, в котором проживает нацменьшинство через культурно-идеологическое переформатирование данной общности и создание такой ситуации, когда такое переформатирование центральная власть до определенного момента не считает угрозой государству.
2. Социальный взрыв в ряде регионов вследствие неумелой политики центра и очевидных промахов при прямом провоцировании на массовые выступления как борьбу за свои права.
3. Порождение социальных групп, оппозиционно настроенных к власти, которые разъедают другой проект изнутри, противодействуя скрыто его реализации.
4. Провоцирование государства на вмешательство для защиты мнимых интересов, а на самом деле тут же идет сколачивание враждебной коалиции под лозунгом общечеловеческих ценностей. Смысл в том, что наше государство потратит колоссальные ресурсы для приобщения новых территорий к проекту, которое будет бесполезным, а другое государство потратит минимум усилий, просто поддерживая напряженность.
5. Государственный переворот лояльной части политической элиты, «английская партия» или «немецкая партия» не суть важно. Важен факт того, что государство включается в орбиту влияния другого государства, и данная группа элиты, захватив власть, начинает во всем копировать другое государство как идеал, который нужно достичь, применив догоняющее развитие.
4. Основная концепция умиротворения
Основной концепцией умиротворения в ходе контрповстанческой войны в западной политологии считается концепция «объединенного национального государства».
Смысл концепции в двух вещах: солидаризм общества, то есть в войне с повстанцами участвуют все плюс широкая социальная модернизация, то есть лишение повстанцев социальной поддержки бедных слоев населения.
Реформы предполагают:
1. Модернизацию политических институтов с целью расширить участие всех социальных групп в управлении государством.
2. Расширенные программы социальной помощи для бедных слоев населения.
3. Усиление контроля государства над обществом через вовлечение социальных групп в различные государственные программы управления.
4. Дискредитация самой идеи освобождения, за которую борются повстанцы. Государство может реализовать все это в ходе реформ.
Ключевыми считаются программы социальной помощи в совокупности с расширением прав на местном уровне. Данные два элемента считаются применимыми в любом обществе. Вопрос о политической модернизации может признаваться и неактуальным в условиях традиционных властеотношений, особенно в обществах с развитой племенной структурой.
Очевидно, что с государственно-правовой точки зрения в основу концепции «объединенного национального государства» может быть положена и не только концепция «государства-нации», а и концепция «государство как большая семья», то есть наиболее успешно она может быть реализована в мононациональном обществе.
Данная концепция разрабатывается для применения в совершенно разных обществах и с различными исходными условиями как готовая правоприменительная модель. Конечно, желательна полная европейская модернизация всех сторон жизни данного общества, но можно ограничится и частичной, главное достигнуть результата.
5. Первая модель умиротворения: коммуналистская
Модель умиротворения путем строительства коммуналистского государства – союзные власти делают ставку на создание общинного моноэтнического государства данного этноса, где государство как семья, где присутствует сильный религиозный элемент, но в управляемых рамках.
Чечня кардинально отличается от Дагестана, несмотря на то, что это два субъекта Российской Федерации, расположенные рядом. Дагестан гораздо больше похож на союзный центр с попыткой консенсуса коррумпированной политической элиты.
Чечня же является государством в государстве, позволю сказать – государством религиозной утопии коммуналистского типа моноэтнического общества.
По сути, здесь идет создание солидаристского корпоративного государства с активным государственным патернализмом.
Если посмотреть на Чечню, то применена именно эта модель, то есть центральные власти создали ситуацию «черного ящика» и дали карт-бланш на любые действия, и в итоге Кадыров построил именно такое государство, которое в масштабах федерации построить пока не удается.
Заметна опора на стремление создать религиозную легитимность республиканских властей Чечни с апелляцией к суфийскому исламу. Европейский внешний фасад чеченского государства не должен обманывать, идет воспроизводство институтов Кавказского имамата, но на этот раз лояльного России. Глава Чечни как отец народа, парламент как Съезд государства Имамата, префекты районов как наибы, муфтий республики как шейх-уль-ислам.
Данная модель может быть реализована только для единой этнической общности, а не в мононациональном обществе. Данный этнос должен управлять как большая семья.
Необходимо понимать, что эта модель наиболее успешная из всех сегодня.
Приведем и пример Малайзии.
Подавить коммунистическое сопротивление в Малайзии удалось только после того, как был подчеркнут преимущественно китайский состав повстанцев и образованы коммуналистские мусульманские малайские партии. На современном этапе Малайзия живет четырьмя общинами, которые строго разделены, но вместе образуют политический союз единой судьбы государства.
6. Вторая модель: модернизация по европейскому образцу
Модель умиротворения путем европейской трансформации всех сторон жизни – союзные власти проводят последовательные и широкие реформы, начиная с политических. Это создание автономии и ее парламента с целью модернизации вообще всех сфер социальной жизни меньшинства.
Вторая модель широко представлена в Европе, однако полностью успешной ее признать невозможно. Можно привести примеры Северной Ирландии или Страны басков в Испании. Условия во много схожи: длительное подавление национального меньшинства, лишение его прав представительства, развитое национальное самосознание меньшинства, готовность меньшинства к ведению городской герильи.
Центральное правительство проводит в итоге полномасштабную европейскую модернизацию проблемного региона с изменением всех сторон жизни этнического меньшинства, включая предоставление расширенной реальной автономии с правом формирования своих сил правопорядка и представительства на уровне союза.
Однако можно понять, что во всех подобных случаях речь идет об элементе определенного замораживания конфликта, но не его окончательного разрешения. Противоречия все равно до конца не устранены, хотя центр все делает для адаптации меньшинства к политической жизни в едином большом государстве.

7. Третья модель: острожная модернизация традиционного общества
Модель умиротворения путем ограниченных реформ – союзные власти делают ставку на различные программы социальной помощи и расширение традиционных институтов власти с ограниченной политической модернизацией путем создания национальных административных единиц на местах.
Третья модель предполагает ограниченную модернизацию в условиях традиционного общества. Как правило, такие изменения проводятся в восточных обществах. Можно рассмотреть пример Мьянмы. Он репрезентативен, но при этом замечаем, что конфликты ряда этносов данного государства так и не погашены, но вместе с тем прямая угроза распада государства отсутствует.
Государство проводит широкие программы социальной помощи этническим меньшинствам, субсидируя сельское хозяйство и традиционные промыслы. Также образуются автономные национальные единицы, вводится национальное местное самоуправление, идет широкий переговорный процесс с договороспособными политическими силами меньшинств.
Также присутствует элемент перманентной повстанческой войны меньшинств в жизни государства Мьянма, государство стремиться вытеснить повстанцев на периферию политической жизни, оторвать их от национального крестьянства.
Налицо тенденция к уменьшению опасности распада государства, но все равно полностью подавить повстанческое движение не удается. Повстанцы постоянно осуществляют беспокоящее военное давление на национальные административные единицы автономий.
Таким образом, и эта модель не дает стопроцентный результат.
Однако можно привести пример успешного подавления коммунистического сопротивления в таком регионе Омана как Дофар в 70-е годы 20 века. Данное сопротивление было не национальным, а коммунистическим. Султан Омана не провел модернизацию политической жизни, парламента так и не появилось, как и политических партий, однако умелое военное планирование и программы социальной помощи сделали свое дело.

8. Квазигосударство повстанцев как преступное государство
Необходимо понимать, что возникающее на обломках несостоявшегося союзного государства государство повстанцев как раз можно назвать состоявшимся. При этом оно часто носит не правовой характер. Союзные власти при этом выдвигают, как правило, концепцию оценки государственности повстанцев как преступного государства.
Преступный характер такого государства может проявляться в виде:
• Гипертрофированной ставки и развития силовых структур такого квазигосударства.
• Крайней ущербности создающейся судебной системы и декоративности представительного органа политического диалога повстанцев с союзным центром.
• Поддержки повстанцами наркоторговли как источника дохода, а часто у повстанцев и нет другого выхода, так как крестьяне выращивают именно опиумные культуры.
• Этнических чисток и признаков работорговли у повстанцев.
• В целом квазигосударство носит характер раковой опухоли, дестабилизируя нормальный правопорядок в союзном государстве.

Пока нет комментариев.

Извините, комментирование на данный момент закрыто.

Авторские права © 2017 Юрист Пашков Роман Викторович Все права защищены.
Локализация Темы для Wordpress

Rambler's Top100