СТРАТЕГИЯ ИСЛАМИСТСКОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ КАВКАЗА.
Пашков Роман Викторович, Специалитет МГЮА

На основании обобщения множества источников автор статьи приходит к выводу о существовании некоего стратегического плана у исламистов Кавказа. Вопросу стратегии исламистского сопротивления в отечественной политологической литературе почти не посвящено статей, хотя данное явление имеет место в различных проявлениях. Такую стратегию можно расценить также и как постоянный фактор давления недружественных государств на Россию. Изучение тактики и стратегии кавказского исламизма необходимо для выработки методов противодействия потенциальным и реальным рискам действий исламистов.

Предпосылки планирования.
Оставляя в стороне все процессы становления и оформления кавказского исламизма для начала остановимся на вопросах выработки и реализации стратегии боевиков на Кавказе. Этот вопрос наименее освящен во всех возможных публикациях по конфликту на Кавказе. Исламистское сопротивление Кавказа или террористическое подполье на Кавказе обладает и военной организацией, как ни парадоксально это звучит. Данная организация устойчива к попыткам ее уничтожения, хотя влияние и заметно снижается все последние годы, будучи сведено к минимуму в Чеченской республике.
Необходимо пояснить, что программным документом, впервые определяющим стратегию исламистов, стал «План стратегической войны на 2002-2010 годы», одобренный на объединительном Маджлисуль Шура в июле 2002 года, когда была сделана попытка объединения исламистов «восточников» и сепаратистов «западников» (сторонников ЧРИ). Оперативным исполнителем этого плана был Ш.Басаев.
После октябрьских событий в «Норд-Осте» убитый позднее президент ЧРИ Аслан Масхадов разорвал союз с исламистами во главе с Шамилем Басаевым. Однако план продолжал выполняться, хотя и несколько и замедлился. С ликвидацией в марте 2005 года Аслана Масхадова план начал выполняться с удвоенной силой. В него вносились коррективы и на данный момент этот план – основной документ политического планирования военных операций моджахедов Кавказа. Документ ни разу нигде не публиковался, судить о его содержании можно только по высказываниям и интервью лидеров боевиков: В частности командование боевиков не планирует:
1. каких-либо резонансных терактов против гражданского населения в силу полного нереагирования на них властей России (то есть риск любых потерь не учитывается официально) и, во-вторых, снижает симпатии к исламистам.
2. проведение крупных общевойсковых операций с длительным удержанием стратегических населенных пунктов в силу возможности вероятного разгрома сил моджахедов в случае неизбежной блокады населенного пункта.
Почти десять лет назад, в середине 2006 года Генеральный штаб Вооруженных сил провозглашенного Имарата Кавказ (имарат в переводе с арабского эмират) принял решение о целесообразности перехода к структуре батальон-бригада и тем более бригада-дивизия . (Бригадой тогда стало условное наименование сводного объединения на период проведения крупной операции,) Накануне второй чеченской войны была проведена реорганизация отрядов боевиков и сами отряды были окончательно расформированы и на их базе сформированы небольшие отряды-джамааты дислоцируемые в горах и специальные оперативные группы в городах (ликвидационные тергруппы) .
Военное стратегическое планирование.
Если политическим планированием занимается узкий круг руководства Имарата Кавказ в лице амира государства с последующим одобрением стратегических решений на Маджлисуль Шура моджахедов Кавказа, то военное планирование – это прерогатива Генерального штаба Вооруженных сил Имарата Кавказ. В планировании определяющую роль играет оперативный отдел Генштаба, информационно-аналитический отдел Генштаба, Мухабарат (Служба безопасности), подчиняющаяся амиру исламистов.
Военная организация исламского сопротивления Кавказа сформирована в виде Вооруженных сил Имарата Кавказ, верховным главнокомандующим которых является амир Эмирата. Его заместителем является наиб Имарата Кавказ, он станет амиром в случае убийства амира исламистского государства. Военные силы представляют собой по представлению исламистов авангард освободительной борьбы мусульман за установление законов шариата и исламского правления. Вооруженные силы Имарата Кавказ являются военной организацией кавказских народов для распространения ислама и создания исламского государства по мнению самих исламистов.
Глобальным политическим планированием военных операций занимается Маджлисуль Шура моджахедов Кавказа. В него входит высший командный состав ВС Имарата Кавказ, алимы (авторитетные лица), члены Верховного шариатского суда (кади). Решения Маджлисуль Шура обязательны для исполнения всеми структурами кавказского исламского государства. Амиром Шуры является амир Эмирата. Текущим военным планированием занимается Военный комитет Государственного комитета обороны – Маджлисуль Шура. Военный комитет возглавляет военный заместитель амира – военный наиб кавказских моджахеддинов. Военный наиб является третьим по рангу лицом в Имарате Кавказ и третьим человеком при замещении поста амира исламистского государства. Члены Военного комитета утверждаются ГКО-МШ Имарата Кавказ. Решение о проведении той или иной стратегической военной операции принимает именно Военный комитет ГКО-МШ, хотя чаще всего решения принимает Шура (меджлис) фронта во главе с амиром Имарат Кавказ (выездное совещание так сказать), который проводит войсковую операцию.
Возглавляет Генеральный штаб ВС Эмирата обычно начальник в ранге полковника. Генеральный штаб входит в состав ставки Верховного главнокомандования ВС Имарата Кавказ и включает в себя:
Штабной батальон,
Оперативный отдел,
Информационно-аналитический отдел,
Отдел тыла,
Отдел связи,
Отдел вооружений,
Отдел снабжения,
Отдел разведки,
Отдел охраны.
Структурно все Вооруженные силы Имарата Кавказ по типам войск включают:
1. Собственно Вооруженные силы – костяк регулярных войск, кадровые соединения, воющие на постоянной основе, однако речь о крупных кадровых соединениях не идет, наоборот, все подразделения разбиты на небольшие отряды. В перспективе при переходе к кадровой регулярной армии в «освобожденных районах» планируется выделение Главных сил резерва ставки Верховного главнокомандования и региональных сил фронтов,
2. Специальные диверсионные силы – подчиняются Мухабарат (Службе безопасности Имарата Кавказ), они организованы в форме специальных оперативных групп для ликвидации сотрудников правоохранительных органов в городах, это основная ударная сила городской герильи моджахедов,
3. Иррегулярные силы ополчения – дислоцируются в том же населенном пункте, где и проживают члены отрядов самообороны, они преобразуются в Шариатскую гвардию, планируется, что Шариатская гвардия будет аналогична военной полиции,
4. Подпольная сеть, состоящая из сочувствующих и сторонников, располагающая сетью снабжения, поставок оружия, отдыха повстанцев, именно подполье есть главная структура поддержки повстанцев.
Специальной службой является Служба безопасности Имарата Кавказ – Мухабарат, раис (руководитель) которой назначается амиром Эмирата. Численность кадровых военных в Мухабарат более сотни человек. В структуре Мухабарата существуют:
– Отдел военной контрразведки с особыми отделами в составе фронтов,
– Отдел военной разведки,
– Отдел экономической разведки,
– Отдел специальных операций – ликвидация командиров противника.
В 1994-1996 (Первая чеченская война) и 1999-2004 годах (Вторая чеченская война) события в Чечне можно было бы охарактеризовать как маоистская повстанческая война (по стратегии) с базовым укрепленным районом в освобожденной зоне Южной Горной Чечни и зоной повстанческой активности на всей территории Чечни с рейдами на остальную территорию, которые можно назвать резонансными терактами. С военной ликвидацией президента ЧРИ Аслана Масхадова, отстаивавшего сепаратистский светский национальный характер Сопротивления, произошел качественный скачок и Сопротивление стало общекавказским и исламским.
На данный момент постоянное политическое влияние в органах местной власти у боевиков отсутствует на Кавказе. В ходе Первой и Второй чеченских войн боевики опирались на глав местных администраций и отряды самообороны. Во Вторую Кавказскую войну отряды самообороны интегрированы в Чечне в официальные структуры МВД, то есть республиканскую милицию Чеченской республики.
Условно периодизацию повстанческой войны на Кавказе теоретики и сами боевики разделяют на 3 этапа:
1. Этап джихада – до 2007 года – заканчивается структуированием кавказских джамаатов в Имарат Кавказ, это этап развертывания первоначальных сил боевиков. К концу этого этапа развертывание первоначальных сил боевиков завершено, решены проблемы с пополнением и вооружением.
2. Этап имарата – 2008-2010 годы – заканчивается полномасштабным развертыванием вооруженных сил боевиков, повстанческая война идет по всему Кавказу. К концу этого этапа появление ряда освобожденных районов, создание регулярной кадровой армии.
3. Этап газавата – с 2011 года, перманентное восстание на Кавказе. При стечении благоприятных обстоятельств – всеобщее восстание. С этого года Кавказ должен превратиться в постоянную арену войны с федеральными силами.
Предполагалось, что произойдёт одновременная серия общевойсковых операций на конечном этапе и, главным образом, всеобщее восстание «газават» по классической военной освободительной доктрине мусульман, его можно сравнить, например, с восстанием в ходе образования Польши в 1918 году из-за полного развала германской армии. Учитывается, например, провальный опыт восстания сил Вьетконга в 1968 году в Южном Вьетнаме из-за недостаточной поддержки населения, для чего активизируется постоянно политическая работа среди населения.
Глобальное политическое планирование военной победы.
Главной военно-политической целью руководства исламистского проекта Имарат Кавказ видит победу своего государственного образования военным путем и последующее объединение по возможности с единым будущим халифатом (как перспективная основная цель). Глобальное политическое планирование военно-политического руководства Имарат Кавказ ведется исходя из следующих факторов:
1. Предполагается, что политика России на Кавказе не изменится в ближайшем будущем и среднесрочной перспективе, то есть не будет вводиться шариат, нормы адата, вестись диалог с радикальными джамаатами и тому подобное. Власть по-прежнему будет настроена только на силовое подавление военным путем, замалчивание подлинной информационной картины происходящего, отказ от переговоров с тергруппами.
2. Самой благоприятной ситуацией считается распад России на множество политических образований. Внимательно отслеживается деятельность всех сепаратистских групп внутри России. Конечно это больше гипотетическая возможность, однако боевики прогнозируют вероятные тяжелые кризисы развития России в силу больших диспропорций развития.
3. Немаловажной причиной ослабления России будет снижение цен на нефть и, следовательно, ослабление финансовой поддержки элит республик Северного Кавказа. Помимо устрашения обычного населения федеральный центр осуществляет целенаправленное вливание денежных средств среди узкой элиты северокавказских республик, пытаясь таким образом гарантировать их лояльность.
4. Позиция Запада предполагается безучастной, хотя определенная поддержка в Восточной Европе и среди общественных организаций есть, однако вызывает отторжение религиозный характер проекта. В тоже время возможны и будут продолжаться контакты со спецслужбами Запада, но при этом боевики воспринимает это всего лишь как стремление досадить России и создать дополнительный козырь на переговорах по уменьшению влияния России.
5. Халифат в обозримой перспективе до 2030 года будет образован с ядром в арабском мире. Имарат Кавказ всячески будет содействовать этому процессу и будет стремиться присоединиться к нему.
Этапы военного движения.
Развитие давления идет по стандартной схеме: вначале широкая подготовительная работа, затем появление подпольных ячеек, создается база подполья, затем теракты боевых групп, городская герилья, затем сельская герилья, классическая повстанческая война, и наконец – появление «освобожденного района».
Основным прицелом бойцов Имарата Кавказ являются:
– Российские федеральные войска и спецслужбы – харбии.
– Работающие в российских силовых ведомствах и в публичной службе этнические северокавказцы – муртады.
– Позитивно настроенные к Российской Федерации местные духовные лидеры, последователи традиционного ислама (кадирийского и нахшабандийского суфитского тариката) – мушрики.
– Владельцы азартных заведений и притонов, торговцы алкогольными напитками и наркотиками – распространители куфра.
С учетом повышения государственного политического контроля в Чечне и возможности военного контроля федеральными силами всей территории Чечни, однако непостоянного – в виде возможности прочесывания и рейдов, создать укрепленный повстанческий район боевикам представляется невозможным сейчас и выбрана стратегия герильеризма латиноамериканского типа, то есть рассредоточенные повстанческие отряды постоянно ведут беспокоящие боевые действия. Боевики никак не могут создать базовый район, точнее восстановить, для длительного функционирования своей власти и развертывания кадровых частей.
Как ни парадоксально в области политической работы боевики следуют «теоретическому наследию Ленина», а в области партизанской войны – герильеризм в версии кастроизма (геваризма), даже не маоизма. Политическая работа строится на необходимости беспрерывного расширения театра военных действий и числа сочувствующих, и главное – активных сторонников, боевики постоянно стремятся быть впереди федеральных властей, проводя широкую пропагандистскую работу. Главное – это сила идей, постоянное расширение зоны давления. Герильеризм строится на предположении о том, что нужно создать «foco» (в переводе с испанского – очаг) как базу партизанской войны, такой основной постоянной базой в настоящее время является Южная горная Чечня, готовность масс к революции неважна, главное раскачать ситуацию, то есть крайне важен субъективный момент готовности небольшой группы революционеров. Естественно при заимствовании наследия коммунизма речь не идет о том, что заимствуется доктрина, речь идет именно о технике, способах, причем способы эти дошли не из наследия советского времени, а от инструкторов из мусульманских стран, и на позднем этапе – ваххабистской теории повстанчества, экспортированной из Саудовской Аравии.
Заключение.
Несмотря на все успехи со стороны МВД и ФСБ России, по-прежнему, со стороны боевиков ведется работа по дезорганизации местных правоохранительных органов северокавказских республик, переход которых на сторону боевиков возможен. Это одна из главных задач боевиков, постоянно стремящихся создать подпольную сеть поддержки среди официальных властей. феномен военной организации террористического подполья позволяет оценить такую организацию как подготовленную и разветвленную структуру, способную длительное время сопротивляться.
Надеемся, что обзор стратегии террористического подполья на Кавказе позволяет оценить масштабность и бескомпромиссность данной угрозы для российского государства.
России в принципе не остается никакого другого выбора как подавить исламистов силовым путем.