АРБИТРАЖНЫЙ СУД ГОРОДА МОСКВЫ
115191, г.Москва, ул. Большая Тульская, д. 17
http://www.msk.arbitr.ru
О П Р Е Д Е Л Е Н И Е
Дело № А40-139089/19-88-168 «Б»
Резолютивная часть определения объявлена 07 сентября 2020 г.
Определение в полном объеме изготовлено 10 сентября 2020 г.
Арбитражный суд города Москвы в составе: судьи Маркова П.А., при ведении протокола секретарем судебного заседания Поповой В.О., рассмотрев в судебном заседании дело о банкротстве АО «Проектнефтегазстрой» (ОГРН 1127746331030, ИНН 7705984564), с участием: представитель Ревако К.В. Пашков Р.В. (паспорт, доверенность от 28.02.2020),
Установил: определением от 10.06.2019 Арбитражного суда города Москвы принято к производству дело по заявлению ФНС России в лице ИФНС России № 5 по г. Москве о признании банкротом АО «Проектнефтегазстрой». Решением суда от 26.02.2020 должник признан банкротом, в отношении него открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Габдулвагапов А.Н. Сообщение о признании должника банкротом опубликовано в газете «Коммерсантъ» №51 от 21.03.2020, стр. 12.
В настоящем судебном заседании подлежит рассмотрению заявление конкурсного управляющего АО «Проектнефтегазстрой» Габдулвагапова А.Н. о привлечении Ревако Кирилла Владимировича, Болотянюк Дмитрия Михайловича, ООО «ЗОЛОТАЯ ЗВЕЗДА», ООО «ПАНОРАМА ФУДС» к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.
Ответчиком заявлены возражения против удовлетворения заявления в полном объеме.
Заслушав мнения лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела, представленные сторонами документы, суд приходит к следующим выводам.
В силу пункта 1 статьи 61.10 ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” под контролирующим должника лицом понимается физическое или юридическое лицо, имеющее либо имевшее не более чем за три года, предшествующих возникновению признаков банкротства, а также после их возникновения до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом право давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять действия должника, в том числе по совершению сделок и определению их условий. Предполагается, что лицо являлось контролирующим должника лицом, если это лицо являлось руководителем должника или управляющей организации должника, членом исполнительного органа должника, ликвидатором должника, членом ликвидационной комиссии (пункт 4 статьи 61.10 Закона).
Как следует из выписки из ЕГРЮЛ, Ревако К.В. являлся генеральным директором должника по состоянию на дату признания должника банкротом, ООО «Золотая Звезда» (51% долей участия), ООО «ПАНОРАМА ФУДС» (49% долей участия) являлись учредителями должника, в связи с чем указанные лица являются контролирующими должника лицами.
Как следует из заявления, заявитель просит привлечь ответчиков к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, в связи с совершением сделок по отчуждению имуществом должника, приведших к невозможности погашения требований кредиторов должника, а именно, сделок по отчуждению транспортных средств GREAT WALL VIN Z8PFF3A5XDA056713 по договору купли – продажи от 16.05.2017 по цене 100.000 рублей; BMW 520i VIN X4XXG55400DS40535 по договору купли – продажи от 06.05.2017 по цене 100.000 рублей; ФОРД ФОКУС VIN X9FMXXEEBMES69264 по договору купли – продажи от 16.05.2017 по цене 100.000 рублей; по передаче прав и обязанностей по договору лизинга № 10110/2013 от 04.07.2013 на транспортное средство BMW 320D XDrive VIN X4X3D594801496912 в рамках договора уступки № б/н от 29.11.2017.
В соответствии с п. 1 ст. 61.11. ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” если полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия контролирующего должника лица, такое лицо несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника.
В п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 “О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве” содержится толкование указанных действий (бездействия), а именно: «Под действиями (бездействием) контролирующего лица, приведшими к невозможности погашения требований кредиторов (статья 61.11 Закона о банкротстве) следует понимать такие действия (бездействие), которые явились необходимой причиной банкротства должника, то есть те, без которых объективное банкротство не наступило бы.». Таким образом, в заявлении конкурсного управляющего о привлечении заинтересованного лица к субсидиарной ответственности должны быть перечислены именно те сделки, которые выступили причиной банкротства должника.
В то же время, вышеуказанные сделки, перечисленные в заявлении конкурсного управляющего по своему характеру и сумме, явно не соответствуют критериям сделок, которые могли бы послужить объективной причиной банкротства, а именно:
дата совершения сделок должника: 3 сделки совершены в мае 2017 года и 1 сделка в ноябре 2017 года, заявление о признании должника банкротом поступило в суд в 2019 г.
выводы конкурсного управляющего о том, что сделки должника совершены на очевидно нерыночных условиях не подтверждены представленными в дело доказательствами, в частности, отчетами оценщиков о рыночной стоимости транспортных средств на дату совершения договоров с учетом их реального технического и физического состояния.
Финансовое состояние должника в соответствии с данными, содержащимися в анализе финансового состояния должника, составленном временным управляющим должника Козловым Игорем Олеговичем, по состоянию на 31.12.2017 валюта баланса должника составляла 1.883.374.000 рублей, в том числе размер ликвидных активов составлял 1.606.513.000 рублей (лист 10 Анализа финансового состояния должника).
Таким образом, сумма сделок, заложенных в основу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности, явно несоразмерна масштабу деятельности компании.
Как указано в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 22.06.2020 по делу N 307-ЭС19-18723(2,3), А56-26451/2016, в соответствии с положениям гражданского и банкротного законодательства (как в настоящей редакции, так и действующей ранее) контролирующие должника лица (то есть лица, которые имеют право давать должнику обязательные для исполнения указания) могут быть привлечены к субсидиарной ответственности, если их виновное поведение привело к невозможности погашения задолженности перед кредиторами должника (иными словами, за доведение должника до банкротства – абзац первый пункта 4 статьи 10 Закона о банкротстве и пункт 3 статьи 3 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ “Об акционерных обществах”).
При установлении того, повлекло ли поведение ответчиков банкротство должника, необходимо принимать во внимание следующее:
наличие у ответчика возможности оказывать существенное влияние на деятельность должника (что, например, исключает из круга потенциальных ответчиков рядовых сотрудников, менеджмент среднего звена, миноритарных акционеров и т.д., при условии, что формальный статус этих лиц соответствует их роли и выполняемым функциям);
реализация ответчиком соответствующих полномочий привела (ведет) к негативным для должника и его кредиторов последствиям; масштаб негативных последствий соотносится с масштабами деятельности должника, то есть способен кардинально изменить структуру его имущества в качественно иное – банкротное -состояние (однако не могут быть признаны в качестве оснований для субсидиарной ответственности действия по совершению, хоть и не выгодных, но несущественных по своим размерам и последствиям для должника сделки);
ответчик является инициатором такого поведения и (или) потенциальным выгодоприобретателем возникших в связи с этим негативных последствий (далее -критерии; пункты 3, 16, 21, 23 постановления N 53).».
Таким образом, учитывая сложившуюся судебную практику необходимо отметить, что одним из определяющих критериев оценки сделок должника, является причинно-следственная связь между совершенной сделкой, её последствий в разрезе масштабов деятельности должника и наступлением объективного банкротства должника.
Очевидно, что совершение трех сделок по отчуждению трехлетних легковых транспортных средств и одной сделки по уступке прав по договору лизинга на четырехлетнее легковое транспортное средство не могло повлиять на финансовое состояние и структуру активов должника, у которого размер ликвидных активов на отчётную дату, следующую за датой совершения всех сделок, превышал 1,6 млрд. рублей.
Конкурсным управляющим не представлены доказательства наличия совокупности условий наступления субсидиарной ответственности заинтересованных лиц по обязательствам должника.
В соответствии с правовой позицией, изложенной в п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 “О некоторых вопросах, вязанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве”, презумпция доведения до банкротства в результате совершения сделки (ряда сделок) может быть применена к контролирующему лицу, если данной сделкой сделками) причинен существенный вред кредиторам. К числу таких сделок относятся, в частности, сделки должника, значимые для него (применительно к масштабам его деятельности) и одновременно являющиеся существенно убыточными. При этом следует учитывать, что значительно влияют на деятельность должника, например, сделки, отвечающие критериям крупных сделок (статья 78 Закона об акционерных обществах, статья 46 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и т.д.). Рассматривая вопрос о том, является ли значимая сделка существенно убыточной, следует исходить из того, что таковой может быть признана в том числе сделка, совершенная на условиях, существенно отличающихся от рыночных в худшую для должника сторону, а также сделка, заключенная по рыночной цене, в результате совершения которой должник утратил возможность продолжать осуществлять одно или несколько направлений хозяйственной деятельности, приносивших ему ранее весомый доход.
Должник после совершения сделок, перечисленных в заявлении конкурсного управляющего, более полутора лет продолжал осуществлять хозяйственную деятельность и, как следует из содержания анализа финансового состояния должника, основные финансовые показатели деятельности должника после совершения сделок не изменились.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что совершение сделок, перечисленных в заявлении конкурсного управляющего не отразилось на ведении и финансовых показателях хозяйственной деятельности должника.
Более того, конкурсным управляющим не представлено доказательств того, что заинтересованным лицом совершались иные сделки, которые выходили за пределы обычного делового риска и выступили причиной объективного банкротства должника.
В соответствии с п. п. 18, 19 Постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 53 “О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве” контролирующее должника лицо не подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в случае, когда его действия (бездействие), повлекшие негативные последствия на стороне должника, не выходили за пределы обычного делового риска и не были направлены на нарушение прав и законных интересов гражданско- правового сообщества, объединяющего всех кредиторов (пункт 3 статьи 1 ГК РФ, абзац 2 пункта 10 статьи 61.11 Закона о банкротстве).
Отсутствуют основания привлечения к субсидиарной ответственности если банкротство обусловлено исключительно внешними факторами (неблагоприятной рыночной конъюнктурой, финансовым кризисом, существенным изменением условий ведения бизнеса, авариями, стихийными бедствиями, иными событиями и т.п.).»
Бремя доказывания наличия правовых оснований возложения субсидиарной ответственности на заинтересованное лицо лежит на конкурсном управляющем.
В соответствии с п. 56. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 “О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве” по общему правилу, на арбитражном управляющем, кредиторах, в интересах которых заявлено требование о привлечении к ответственности, лежит бремя доказывания оснований возложения ответственности на контролирующее должника лицо (статья 65 АПК РФ).
В соответствии с положениями п. 1 и п.3 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно: доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений; раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.
Однако, конкурсным управляющим в нарушение ст. 65 АПК РФ не представлено доказательств, что своими действиями по совершению указанных в заявлении сделок ответчики довели должника до банкротства, то есть до финансовой несостоятельности.
Учитывая изложенное, суд приходит к выводу об отсутствии оснований для привлечения ответчиков к субсидиарной ответственности, в связи с чем в удовлетворении заявления следует отказать.
Учитывая изложенное и руководствуясь ст. ст. 32, 61.11 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», ст. ст. 65, 66, 156, 184, 223 АПК РФ, Арбитражный суд города Москвы
О П Р Е Д Е Л И Л:
Отказать в удовлетворении заявления конкурсного управляющего АО «Проектнефтегазстрой» Габдулвагапова А.Н. о привлечении Ревако Кирилла Владимировича, Болотянюк Дмитрия Михайловича, ООО «ЗОЛОТАЯ ЗВЕЗДА», ООО «ПАНОРАМА ФУДС» к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.
Определение может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции (Девятый арбитражный апелляционный суд) в десятидневный срок.
Судья П.А.Марков