ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
127994, Москва, ГСП -4, проезд Соломенной Сторожки, 12
адрес веб-сайта: http://9aas.arbitr.ru
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
№ 09АП-49608/2020
г. Москва
24 ноября 2020 года
Резолютивная часть постановления объявлена 24 ноября 2020 года Постановление изготовлено в полном объеме 24 ноября 2020 года
Девятый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи А.Н. Григорьева, судей И.М. Клеандрова, В.С. Гарипова
при ведении протокола секретарем судебного заседания Я.А. Алибековым,
рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу финансового управляющего должника – Гурман Ю.С. на определение Арбитражного суда г. Москвы от 19 августа 2020 года по делу №А40-63614/19, принятое судьей В.А. Фроловым, по заявлению финансового управляющего должника о признании недействительным брачного договора от 02.06.2015г., заключенный между Ревако К.В. и Ревако Н.П., и о применении последствий его недействительности по делу о признании несостоятельным (банкротом) гражданина- должника Ревако Кирилла Владимировича
при участии в судебном заседании:
от ф/у Ревако Кирилла Владимировича – Денисов Л.Д. дов от 23.11.2020
от Ревако Кирилла Владимировича – Пашков Р.В. дов от 28.02.2020
от к/у АО «ТУСАРБАНК» – Чудинова А.В. дов от 28.01.2020
Иные лица не явились, извещены.
УСТАНОВИЛ:
Определением Арбитражного суда г. Москвы от 24 октября 2019г. в отношении должника Ревако Кирилла Владимировича (дата рождения: 12.06.1971г., ИНН 110112638288, адрес:129327, г.Москва, ул. Коминтерна, д. 20/2, кв. 41) введена процедура реструктуризации долгов гражданина, финансовым управляющим должника утверждена Гурман Юлия Сергеевна, о чем было опубликовано сообщение в газете «Коммерсантъ» №202 от 02.11.2019.
Финансовый управляющий должника на основании ст. 10 ГК РФ обратился с заявлением о признании недействительным заключенного между должником – Ревако К.В. и Ревако Н.П. брачного договора от 02.06.2015г. и о применении последствий его недействительности в виде возврата в конкурсную массу имущества.
Определением Арбитражного суда города Москвы от 19 августа 2020 года в удовлетворении заявления отказано.
Не согласившись с принятым по делу судебным актом, финансовый управляющий должника обратился в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просил указанное определение суда первой инстанции отменить, удовлетворить заявление.
В судебном заседании Девятого арбитражного апелляционного суда представитель финансового управляющего поддержал доводы апелляционной жалобы, просил ее удовлетворить, представитель АО «ТУСАРБАНК» поддержал доводы жалобы, представитель должника возражал против удовлетворения жалобы.
Девятый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев и оценив все представленные по делу доказательства, заслушав представителей лиц участвующих в деле, полагает обжалуемый судебный акт Арбитражного суда города Москвы не подлежащим отмене по следующим основаниям.
Как следует из материалов дела 14.08.2004 между Ревако Кириллом Владимировичем и Ревако Натальей Петровной заключен брак.
В дальнейшем, 02.06.2015г. между Ревако К.В. и Ревако Н.П. заключен Брачный договор, удостоверенный нотариусом (запись в реестре за № 2-6952), согласно условиям которого стороны установили режим раздельной собственности как на время брака, так и в случае его расторжения, на все имущество, приобретенное ими за время брака.
Как указывает финансовый управляющий, оспариваемый брачный договор заключен с целью причинения имущественного вреда кредиторам должника, ввиду того, что на момент заключения Брачного договора у Должника имели неисполненные денежные обязательства, и в результате указанной сделки должник утратил права на часть имущества, на которое могло быть обращено взыскание по его обязательствам перед кредиторами.
Суд первой инстанции посчитал заявление финансового управляющего необоснованным, ввиду следующего.
Согласно п. 1 ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.
В соответствии с п. 2 ст. 34 СК РФ общим имуществом супругов является любое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.
Статьями 40 и 42 СК РФ предусмотрено, что брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения.
Брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности, установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов.
Брачный договор может быть заключен как в отношении имеющегося, так и в отношении будущего имущества супругов.
В соответствии с пунктом 1 статьи 10 ГК РФ не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Положения указанной нормы предполагают недобросовестное поведение (злоупотребление) правом с обеих сторон сделки, а также осуществление права исключительно с намерением причинить вред другому лицу или с намерением реализовать иной противоправный интерес, не совпадающий с обычным хозяйственным (финансовым) интересом сделок такого рода.
По смыслу указанных норм ГК РФ и приведенных разъяснений для признания оспариваемых сделок недействительными финансовый управляющий должен доказать наличие злоупотребления гражданскими правами со стороны обоих участников этой сделки.
В абзаце третьем пункта 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из
3 А40-63614/19 поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации.
По смыслу приведенных положений законодательства для квалификации сделки как совершенной со злоупотреблением правом в дело должны быть представлены доказательства того, что оспариваемая сделка заключена должником с целью реализовать какой-либо противоправный интерес, что должник и другая сторона по сделке имели между собой сговор и последняя знала о неправомерных действиях должника.
Суд указал, что единственным имуществом, которое указано конкурсным управляющим, как выбывшее из конкурсной массы должника, в связи с заключением спорного брачного договора, является квартира, расположенная по адресу: г. Москва, ул. Коминтерна, д. 20/2, кв. 41.
В соответствии с выпиской из домовой книги (№ б/н от 03.07.2020 г.) и копией паспорта должник зарегистрирован и фактически проживает в вышеуказанной квартире, начиная с 2008 года, иного недвижимого имущества у должника не имеется, доказательства обратного суду не представлено.
В силу п. 1 статьи 213.25 Закона о банкротстве закреплено, что все имущество гражданина, имеющееся на дату принятия решения арбитражного суда о признании гражданина банкротом и введении реализации имущества гражданина и выявленное или приобретенное после даты принятия указанного решения, составляет конкурсную массу, за исключением имущества, определенного пунктом 3 настоящей статьи.
Из конкурсной массы исключается имущество, на которое не может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским процессуальным законодательством (п. 3 ст. 213.25 Закона о банкротстве).
Вместе с тем, указанная квартира является единственным местом жительства должника и соответственно наделена имущественным (исполнительским) иммунитетом.
В силу пункта 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации взыскание по исполнительным документам не может быть обращено в том числе на жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.
В Определении Конституционного Суда Российской Федерации № 456-О от 04.12.03 разъяснено, что положения статьи 446 ГПК РФ, запрещающие обращать взыскание не на любое принадлежащее должнику жилое помещение, а лишь на то, которое является для него единственным пригодным для проживания, направлены на защиту конституционного права на жилище не только самого должника, но и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, а также на обеспечение охраны государством достоинства личности, как того требует статья 21 (часть 1) Конституции Российской Федерации, условий нормального существования и гарантий социально-экономических прав в соответствии со статьей 25 Всеобщей декларации прав человека.
В соответствии с п.3 Постановления Пленума ВС РФ от 25.12.2018 № 48 “О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан” исполнительский иммунитет в отношении единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения, не обремененного ипотекой, действует и в ситуации банкротства должника (пункт 3 статьи 213.25 Закона о банкротстве, абзац второй части 1 статьи 446 ГПК РФ).
При этом, суд учитывает, что в соответствии с определением от 07.07.2020 года (в
4 А40-63614/19 полном объёме изготовлено 13 июля 2020 года), вынесенного в рамках настоящего дела, Банку «СОЮЗ» (АО), являющемуся залогодержателем вышеуказанной квартиры, отказано во включении в третью очередь реестра требований кредиторов должника, в связи с погашением должником задолженности в полном объеме. Таким образом, спорная квартира более не является залоговым имуществом.
В соответствии с правовой позицией, изложенной в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан», целью оспаривания сделок в рамках дела о банкротстве является возврат в конкурсную массу того имущества, которое может быть реализовано для удовлетворения требований кредиторов. Поэтому не подлежит признанию недействительной сделка, направленная на отчуждение должником жилого помещения, если на момент рассмотрения спора в данном помещении продолжают совместно проживать должник и члены его семьи и при возврате помещения в конкурсную массу оно будет защищено исполнительским иммунитетом (статья 446 ГПК РФ).
Учитывая изложенное, апелляционный суд поддерживает выводы суда первой инстанции о том, что удовлетворение заявленных требований не приведет к пополнению конкурсной массы должника, поскольку спорная квартира является единственным жильем должника, не включена в конкурсную массу должника, в связи с чем, сделка с этим имуществом не может нарушать прав и законные интересы конкурсных кредиторов должника.
Оценив все имеющиеся доказательства по делу, апелляционный суд полагает, что обжалуемый судебный акт соответствует нормам материального права, а содержащиеся в нем выводы – установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 176, 266-272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Девятый арбитражный апелляционный суд,
ПОСТАНОВИЛ:
Определение Арбитражного суда г. Москвы от 19 августа 2020 года по делу №А40- 63614/19 оставить без изменения, а апелляционную жалобу финансового управляющего должника – Гурман Ю.С.- без удовлетворения.
Постановление вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в течение одного месяца со дня изготовления в полном объеме в Арбитражный суд Московского округа.
Председательствующий судья: А.Н. Григорьев
Судьи: И.М. Клеандров
В.С. Гарипов