Арбитражный суд Московской области


Должник:


(дата рождения: .._ г., ИНН _____)
Адрес: ______________________________________________________________________________________

Финансовый управляющий:
_____________________________________ (ИНН _, СНИЛС _)
Почтовый адрес:


Заинтересованные лица:


(дата рождения .. г.)
Адрес: ________________________________________________________________________________________________________________________________________


(дата рождения .._ г.) Адрес: ________________________________________________________________________________________________________________________________________

Третье лицо:
Управление Росреестра по Липецкой области
Адрес: _______________________________

Дело № _
судья _

Возражения должника
на заявление финансового управляющего о признании сделки недействительной
и применении последствий недействительности сделки

В соответствии с Определением Арбитражного суда Московской области от _ ______ 20__ года в отношении гражданина ____________ (ИНН _, адрес регистрации: _____________________________________) введена процедура банкротства – реструктуризация долгов гражданина, финансовым управляющим утверждена ____________________________________ (e-mail: _, ИНН _, СНИЛС _, член СРО _ «_» (ИНН _, ОГРН _, _________________________________________________________________________).
..20__ г. в Арбитражный суд Московской области от Финансового управляющего поступило заявление (исх. № _ от «»____ 20__ г.) о признании недействительным договора, в рамках которого произошло отчуждение 1/3 доли в праве общей долевой собственности на квартиру (кадастровый номер ____________), расположенную по адресу: ________________________________________________________________________ в пользу ________________________ и ________________________ и применении последствий недействительности сделки.
Определением Арбитражного суда Московской области от _ __ 20__ года заявление финансового управляющего принято к производству.
Должник считает заявление не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

  1. Доводы финансового управляющего не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и финансовым управляющим не представлено доказательств того, что сделка была совершена при неравноценном встречном исполнении и в отсутствие встречного исполнения.

В соответствии с договором купли-продажи квартиры, заключенным ..20__ г. между ________________________ (.._ года рождения), действующей от себя лично и от имени должника по доверенности (реестровый № _______________), удостоверенной ..20__ г. ________________________, временно исполняющей обязанности нотариуса города Москвы ________________________, ________________________ (..19__ г.р.) и заинтересованными лицами, удостоверенным нотариусом нотариального округа Краснинского района Липецкой области ________________________ за реестровым номером _ от ..20_ года (далее по тексту: «Договор купли-продажи квартиры»), в пользу заинтересованных лиц была отчуждена квартира (кадастровый номер ________________________), расположенная по адресу: ________________________________________________ (далее по тексту: «Квартира»).

На момент совершения сделки по продаже квартиры должник, ____________ (мать должника) и ____________ (отец должника) владели по 1/3 доли в праве общей долевой собственности на квартиру.

1.1. Финансовый управляющий указал, что сделка совершена при неравноценном встречном исполнении (абзац 4 стр. 2 заявления).

В соответствии с п. 4 Договора купли-продажи квартиры:
 стороны договора оценили квартиру в 990 000 (Девятьсот девяносто тысяч) рублей (п. 4 Договора);
 стоимость квартиры в размере 990 000 (Девятьсот девяносто тысяч) рублей была уплачена заинтересованными лицами в полном размере (порядок оплаты изложен в п.п. 4.2.- 4.5. Договора).

Стоимость квартиры, зафиксированная в договоре, является рыночной.
Данное утверждение подтверждается Отчётом № _ об оценке недвижимого имущества, составленным ИП _________________________ ..20__ г., в соответствии с которым рыночная стоимость квартиры составляет 900 000 (Девятьсот тысяч) рублей (копия прилагается).

Следовательно, вывод финансового управляющего о неравноценности встречного исполнения противоречит фактическим обстоятельствам дела.

1.2. Финансовый управляющий ссылается на отсутствие встречного исполнения по сделке (абзац 8 стр. 6 заявления).

Как следует из п. 4.2. Договора купли-продажи квартиры заинтересованные лица приобрели квартиру как за счёт собственных средств в размере 140 000 (Сто сорок тысяч) рублей, так и за счёт кредитных средств в сумме 850 000 (Восемьсот пятьдесят тысяч) рублей, предоставленных ПАО «_» (генеральная лицензия Банка России № _ от ..20__ г.) в рамках кредитного договора № _ от ..20_ г.

В п. 4.5. Договора купли-продажи квартиры зафиксировано, что денежные средства в сумме 140 000 (Сто сорок тысяч) рублей заинтересованные лица уплатили должнику, ________________________ (.._ года рождения) и ___________________________ (..__ г.р.) до подписания Договора купли-продажи квартиры.

Факт оплаты оставшейся суммы в размере 850 000 (Восемьсот пятьдесят тысяч) рублей подтверждается платежным поручением № _ от ..20_ г. (копия прилагается).

Таким образом, доводы финансового управляющего об отсутствии встречного исполнения по договору купли-продажи квартиры также не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Учитывая вышеизложенные факты, сопутствующие совершению сделки с квартирой, можно сделать вывод об отсутствии обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)” (далее по тексту – «Закон о банкротстве»), на которые ссылается финансовый управляющий.

  1. Выводы финансового управляющего о недобросовестности заинтересованных лица не соответствуют нормам закона и сложившейся правоприменительной практике.
    2.1. Финансовый управляющий, ссылается на общедоступность признаков неплатежеспособности должника на момент совершения сделки.
    Данная позиция противоречит правоприменительной практике и фактическим обстоятельствам дела, т.к. сделка купли-продажи квартиры была совершена в _ 20_ г., т.е. за 6 месяцев ДО публикации сведений о введении в отношении должника процедуры реструктуризации (дата публикации в газете «Коммерсант» – _ __ 20__ года).

Указанный вывод базируется на следующем:
В обоснование своей позиции финансовый управляющий ссылается на следующие обстоятельства (абзацы 3, 4, 5 стр. 6 заявления):
 «должник имел неисполненные обязательства, подтвержденные Решением Люберецкого городского суда Московской области от ..20 по делу №___ и Определением Московского областного суда от ..20__г. по делу №_ (номер дела в первой инстанции №_) о взыскании задолженности с ____________ в пользу ____________;
 Решением Люберецкого городского суда Московской области от ..20__ по делу №____________, оставленным без изменения Определением Московского областного суда от по делу №_ с _____________ в пользу ____________ была взыскана задолженность по договору займа в размере 4 500 000 рублей;
 В марте 2019 года в сети Интернет, в общедоступной базе арбитражных дел были размещены сведения об обращении ____________ в Арбитражный суд Московской области с заявлением о признании ____________ несостоятельным (банкротом).».

Однако, в соответствии с позицией, изложенной в п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 (ред. от 30.07.2013) “О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”:
«В силу абзаца первого пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Данные презумпции являются опровержимыми – они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.
При решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.
Согласно абзацу второму пункта 3 статьи 28 Закона о банкротстве сведения о введении наблюдения, финансового оздоровления, внешнего управления, о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства подлежат обязательному опубликованию в порядке, предусмотренном названной статьей.
В связи с этим при наличии таких публикаций в случае оспаривания на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделок, совершенных после этих публикаций, надлежит исходить из следующего: если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а значит и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности.».

Дополнительно необходимо отметить следующую сложившуюся правоприменительную позицию: «В связи с этим при наличии таких публикаций в случае оспаривания на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделок, совершенных после этих публикаций, надлежит исходить из следующего: если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а значит и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности (позиция изложена, в том числе, в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от ..20__ N _ по делу N _, Постановлении Арбитражного суда Московского округа от ..20__ N _ по делу N _, Постановлении Арбитражного суда Московского округа от ..20__ N _ по делу N _).

В соответствии с п. 1. ст. 28 Закона о банкротстве: сведения, подлежащие опубликованию в соответствии с Законом о банкротстве, при условии их предварительной оплаты включаются в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве и опубликовываются в официальном издании, определенном Правительством Российской Федерации в соответствии с федеральным законом.

В силу Распоряжения Правительства РФ от 21.07.2008 N 1049-р «Об официальном издании, осуществляющем опубликование сведений, предусмотренных Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве)” «газета “Коммерсантъ” определена «в качестве официального издания, осуществляющего опубликование сведений, предусмотренных Федеральным законом “О несостоятельности (банкротстве)”.».

Таким образом, учитывая вышеперечисленные правовые позиции можно сделать вывод:

  • любое лицо должно было знать о признаках неплатежеспособности должника и, как следствие, о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов в случае, если сделка была совершена после публикации в газете «Коммерсант» сведений о введении в отношении должника одной из процедур, предусмотренных законом о банкротстве.

Информация о введении в отношении должника процедуры реструктуризации долгов была опубликована в газете «Коммерсант» _ 20___ года (Объявление № __от ..20__, стр. ) (распечатка с сайта _______________________________. (прилагается).

Учитывая, что сделка купли-продажи квартиры была совершена в 20_ г., т.е. за 6 месяцев ДО публикации сведений о введении в отношении должника процедуры реструктуризации можно сделать вывод о том, что выводы финансового управляющего об общедоступности сведения о наличии у должника признаков неплатежеспособности на момент совершения сделки не соответствуют нормам закона и правоприменительной практики.

Кроме того, финансовым управляющим не представлено доказательств того, что ________________________ и ________________________ являются заинтересованными лицами должника в понимании пункта 2 статьи 19 Закона о банкротстве.

2.2. Финансовый управляющий не представил доказательств наличия умысла у всех сторон сделки на совершении сделки со злоупотреблением правом.

В п. 1 ст. 10 ГК РФ установлена недопустимость осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действий в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом).

Исходя из содержания указанной нормы права, под злоупотреблением правом понимается умышленное поведение лиц, связанное с нарушением пределов осуществления гражданских прав, направленное исключительно на причинение вреда третьим лицам.

При этом для признания факта злоупотребления правом при заключении сделки должно быть установлено наличие умысла у обоих участников сделки (их сознательное, целенаправленное поведение) на причинение вреда иным лицам.

При этом для признания факта злоупотребления правом при заключении сделки должно быть установлено наличие умысла у обоих участников сделки (их сознательное, целенаправленное поведение) на причинение вреда иным лицам. Злоупотребление правом должно носить явный и очевидный характер, при котором не остается сомнений в истинной цели совершения сделки (данная позиция также отражена в сложившейся судебной практике, например: Постановление Арбитражного суда Московского округа от _ _ 20 г. по делу № _, Постановление Арбитражного суда Московского округа от _ 20 г. по делу N _).

То есть злоупотребление правом должно иметь место в действиях обеих сторон сделки, что соответствует правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от ..20__ N _ (вывод содержится, в том числе, в Постановлении Арбитражного суда Московского округа от ..20__ N _ по делу N _, Постановлении Арбитражного суда Московского округа от ..20__ N _ по делу N _, Постановлении Арбитражного суда Московского округа от ..20__ N _ по делу N _).

Однако, обстоятельства, предшествующие совершению сделки, свидетельствуют о том, что в действиях ________________________ и ________________________ отсутствуют признаки злоупотребления правом, а именно:
 Доверенность на управление 1/3 долей квартиры (кадастровый номер _) была выдана должником _________________________ (.._ года рождения) ..20 г., т.е. до подачи ____________ заявления о признании должника банкротом (заявление было подано в Арбитражный суд Московской области ..20__ г.);
 поиск покупателей квартиры осуществлялся родителями должника ________________________ и ________________________ путем публикации объявлений в средствах массовой информации и сети «Интернет», что подтверждается копиями объявлений в газете «____________» № _ от ..20 г. и № _ от ..20_ г. (копии прилагаются).
Телефонный номер Продавца, а именно: ____________, фигурирующий в объявлениях о продаже квартиры, принадлежит ________________________, что подтверждается учётными данными абонента услуг связи «Билайн» (копия прилагается);
________________________ и ________________________ оплатили приобретаемую квартиру в основном за счёт кредитных средств, предоставленных ПАО «_» по кредитному договору № _, заключенному ..20__ г., т.е. до публикации Определения Арбитражного суда Московской области о принятии заявления о признании должника банкротом на сайте: _ _ _ (Определение было опубликовано ..20_ г.).
Вышеперечисленные обстоятельства объективно свидетельствуют о нижеследующем:
 намерение продать квартиру возникло до инициирования дела о банкротстве должника в Арбитражном суде Московской области;
 поиск покупателя квартиры осуществлялся на открытом рынке посредством публикации объявлений о продаже;
 реализация квартиры и её приобретение за счёт кредитных средств только через три месяца после публикации первых объявлений о продаже соответствует обычаям делового оборота в сфере продажи недвижимости.
Таким образом, в действиях ________________________ и ________________________ отсутствуют правовые элементы, свидетельствующие о совершении действий, характерных для злоупотребление правом, что является обязательным признаком нарушения ст. 10 ГК РФ.
Доказательств обратного финансовым управляющим не представлено.

В соответствии с положениями п. 1 и п.3 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно:

  • доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений;
  • раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Однако, финансовым управляющим в нарушение ст. 65 АПК РФ не представлено доказательств недействительности сделки по отчуждению 1/3 доли в праве общей долевой собственности на квартиру (кадастровый номер _), расположенной по адресу: _________________________________________________________________________________________________________________________ в пользу ________________________и ________________________и применения последствий недействительности сделки.

Учитывая всё вышеизложенное, можно сделать вывод о том, что отсутствуют правовые основания для удовлетворения требований финансового управляющего.

На основании изложенного, руководствуясь статьей 41 АПК РФ
ПРОШУ:
Отказать в удовлетворении заявления финансового управляющего ________________________ о признании недействительной сделки по отчуждению 1/3 доли в праве общей долевой собственности на квартиру (кадастровый номер _), расположенной по адресу: _____________________________________________________________________________________________________________________________________ в пользу ________________________ и ________________________и применения последствий недействительности сделки.

Приложение:

 копия почтовой квитанции и описи о направлении Возражений в адрес конкурсного управляющего и должника – 1 экз. на 1 листе;
 копия договора купли-продажи квартиры от ..20__ г. – 1 экз. на 7 листах;
 копия доверенности (реестровый № ___________) от ..20__ г. – 1 экз. на 2 листах;
 копия Отчёта № ___ об оценке недвижимого имущества, составленного ИП ______________ ..20__ г. – 1 экз. на 59 листах;
 копия платежного поручения № _ от ..20___ г. – 1 экз. на 1 листе;
 публикация в газете «___» _ _ 20 года (Объявление № _______________ от ..20___, стр. ) (распечатка с сайта __________________________) – 1 экз. на 1 листе;
 копии объявлений в газете «_» № _ от ..20 г. и № _ от ..20 г. – 1 экз. на 2 листах;
 копия учётных данных абонента услуг связи «Билайн» – 1 экз. на 1 листе.
 Доверенность на представителя – 1 экз. на 2 листах.

Представитель ________________________ по доверенности ________________________

                        «__» _________________ 20__ года