ПОСТАНОВЛЕНИЕ
г. Москва

19.10.2021 Дело № А40-139089/2019

Резолютивная часть постановления объявлена 13 октября 2021 года
Полный текст постановления изготовлен 19 октября 2021 года
Арбитражный суд Московского округа
в составе: председательствующего судьи Е.Л. Зеньковой,
судей: Н.Я. Мысака, Ю.Е. Холодковой,
при участии в заседании:
от Саморокова Николая Степановича – Пашков Р.В., по доверенности от
14.05.2021, срок 6 месяцев,
от ГК «АСВ» – Чекрыжев С.А., по доверенности от 09.06.2021, срок до
31.12.2021,
рассмотрев 13.10.2021 в судебном заседании кассационную жалобу
Саморокова Николая Степановича
на определение от 19.05.2021
Арбитражного суда города Москвы,
на постановление от 10.08.2021
Девятого арбитражного апелляционного суда,
о признании недействительным договора купли – продажи №01/0517 от 02.05.2017 между АО «ПНГС» и Самороковым Николаем Степановичем в отношении автомобиля Рено Дастер/ Renault Duster, 2015 года выпуска, VIN X7LHSRPHB53983068, объем двигателя 2,0/ 142 л.с.,
в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) акционерного общества «Проектнефтегазстрой»,

установил:
решением Арбитражного суда города Москвы от 26.02.2020 должник – АО «Проектнефтегазстрой» признан несостоятельным (банкротом), в отношении должника открыто конкурсное производство, конкурсным управляющий должником утвержден Габдулвагапов А.Н.
Определением Арбитражного суда города Москвы от 16.09.2020 Габдулвагапов А.Н. освобожден от исполнения обязанностей конкурсного управляющего АО «Проектнефтегазстрой», конкурсным управляющим должником утвержден Домнин С.А.
Конкурсный управляющий должником обратился в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании недействительным договора купли-продажи №01/0517 от 02.05.2017 между АО «ПНГС» и Самороковым Н.С. в отношении автомобиля Рено Дастер / Renault Duster, 2015 года выпуска, VIN X7LHSRHGD53983068, объем двигателя 2,0 / 142 л.с и применении последствий недействительности сделки в виде обязания Саморокова Н.С. вернуть в конкурсную массу АО «ПНГС» транспортное средство Рено Дастер / Renault Duster, 2015 года выпуска, VIN X7LHSRHGD53983068, объем двигателя 2,0 / 142 л.с.
Определением Арбитражного суда города Москвы от 19.05.2021, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.08.2021, признан недействительным договор купли- продажи №01/0517 от 02.05.2017 между АО «ПНГС» и Самороковым Николаем Степановичем в отношении автомобиля Рено Дастер / Renault Duster, 2015 года выпуска, VIN X7LHSRHGD53983068, объем двигателя 2,0 / 142 л.с., применены последствия недействительности сделки в виде обязания Саморокова Н.С. вернуть в конкурсную массу АО «ПНГС» транспортное средство Рено Дастер / Renault Duster, 2015 года выпуска, VIN X7LHSRHGD53983068, объем двигателя 2,0 / 142 л.с.; с Саморока Н.С. в доход федерального бюджета взыскана госпошлина в размере 6 000 руб.
Не согласившись с принятыми судебными актами, Самороков Н.С. обратился в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит определение Арбитражного суда города Москвы от 19.05.2021, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.08.2021 отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе конкурсному управляющему должником в удовлетворении заявленных требований.
В обоснование доводов кассационной жалобы заявитель указывает на неправильное применение судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, на несоответствие выводов судов, изложенных в обжалуемых судебных актах, фактическим обстоятельствам дела и представленным доказательствам.
В соответствии с абзацем 2 части 1 статьи 121 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 27.07.2010 № 228-ФЗ) информация о времени и месте судебного заседания была опубликована на официальном интернет-сайте http://kad.arbitr.ru.
В судебном заседании представитель Саморокова Н.С. доводы своей кассационной жалобы поддержал в полном объеме по мотивам, изложенным в ней.
Представитель Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» возражал против доводов кассационной жалобы.
Иные лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы, своих представителей в суд кассационной инстанции не направили, что, в силу части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не препятствует рассмотрению кассационных жалоб в их отсутствие.
Изучив доводы кассационной жалобы, исследовав материалы дела, заслушав явившихся в судебное заседание лиц, участвующих в деле, проверив в порядке статей 284, 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса
Российской Федерации правильность применения судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, а также соответствие выводов, содержащихся в обжалуемых судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции приходит к следующим выводам.
Из содержания обжалуемых судебных актов усматривается, что судами установлены следующие фактические обстоятельства.
Между должником (продавец) и Самороковым Николаем Степановичем (покупатель) заключен договор купли-продажи от 02.05.2017 № 01/0517, в соответствии с которым продавец передает, а покупатель принимает и оплачивает транспортное средство Рено Дастер / Renault Duster, 2015 года выпуска, VIN X7LHSRHGD53983068, объем двигателя 2,0 / 142 л.с. по цене 100.000 рублей.
Конкурсный управляющий оспорил сделку должника по основаниям пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, как совершенную с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов по заниженной стоимости.
Судами установлено, что заявление о признании должника банкротом принято судом к производству 10.06.2019, оспариваемая сделка совершена 02.05.2017, то есть в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом, в связи с чем может быть признана недействительной по основаниям пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.
Также судами установлено, что признаки неплатежеспособности у должника возникли в 2016 году. Так, согласно данным анализа финансового состояния должника, проведенного 18.12.2019, в течение анализируемого периода (31.12.2016 – 31.12.2018) значения показателя обеспеченности обязательств должника его активами в 2016-2018 гг. ниже нормативного. Анализ значений коэффициента позволяет сделать вывод о том, что у должника недостаточно активов, которые можно направить на погашение всех обязательств.
На момент совершения сделки у должника существовали иные обязательства, в том числе обязанность по уплате обязательных платежей, образовавшихся в 2015 году (налог на прибыль, НДС поквартальный и годовой 2015 года), обязательства перед банками за 2015 год по погашению задолженности по кредитным договорам, что подтверждается вступившими в законную силу решениями о взыскании с должника денежных средств. Требования уполномоченного органа по обязательным платежам за 2015 год, требования банков по задолженности, в том числе, возникшей в 2015 году, включены в реестр требований кредиторов должника.
Кроме того, судами установлено, что тяжелое финансовое положение должника подтверждается также фактом, установленным вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы от 07.07.2016 по делу № А40-15410/2016, что в 2015 году имелось обращение заемщика в ОАО КБ «МАСТ-Банк» с просьбой перенести сроки исполнения обязательств по договору, а также 08.12.2015 банком направлено требование заемщику №2- 876м/2015 о погашении задолженности.
Суды установили, что согласно выписке по счету должника, в 2017, 2018 годах должник не совершал операции по перечислению денежных средств.
Таким образом, судами установлено, что после 2016 года должник хозяйственную деятельность не вел, прекратил ведение хозяйственной деятельности, не совершал банковские операции.
Из анализа финансового состояния должника суды пришли к выводу о недостаточности имущества должника. При этом отраженные в бухгалтерском балансе должника за 2015-2016 годы активы по данным бухгалтерского учета не переданы, в связи с чем имеются признаки недостоверности данных бухгалтерского баланса об активах должника, что в свою очередь свидетельствует о наличии признака недостаточности имущества должника.
Кроме того, суды установили, что на дату заключения автомобиль передан в технически исправном состоянии, а также из представленных в дело распечаток с поисковых интернет-сайтов по продаже автомобилей установили, что средняя рыночная стоимость спорного транспортного средства составляет от 649 000 руб. до 935 000 руб.
В связи с этим суды пришли к выводу, что автотранспортное средство реализовано должником по существенно заниженной стоимости.
При указанных обстоятельствах суды обеих инстанций пришли к выводу, что в результате совершения данной сделки причинен вред имущественным правам кредиторов, то есть, сделка была направлена на причинение вреда имущественным правам кредитора, в том числе, в виде неполученной суммы задолженности, так как после совершения оспариваемых сделок задолженность по налогам и сборам так и не была погашена, а включена в реестр требований кредиторов должника, а экономические предпосылки, указывающие на неплатежеспособность общества в процессе продолжительного времени его хозяйственной деятельности, влекущую вследствие большого объема исполнительных производств постоянное ограничение в движении денежных средств и легального отчуждения имущества на законных основаниях, свидетельствует о заинтересованности единоличного исполнительного органа должника от уклонения выплаты существующих задолженностей.
Суды также отметили, что сведения об обращении кредиторов в суд о взыскании задолженности, в том числе за 2015 год, о наличии возбужденных в отношении должника исполнительных производств имелись на дату совершения сделки в открытом доступе в сети Интернет на сайтах арбитражного суда, службы судебных приставов, а сведения о данных бухгалтерского баланса контрагент мог получить у должника, контрагент и должник при совершении сделки также должны были проявить должную осмотрительность и заботливость, в том числе в получении необходимых сведений о финансовом, имущественном положении контрагентов, о наличии/отсутствии задолженности на дату совершения сделки.
Таким образом, суды пришли к выводу, что в условиях наличия неисполненных денежных обязательств в преддверии банкротства совершение спорной сделки свидетельствует об их направленности на уменьшение конкурсной массы в нарушение интересов кредиторов должника, доказательства получения должником равноценного встречного исполнения по сделке в материалы дела не представлены.
При таких обстоятельствах суды, руководствуясь пунктом 2 статьи 61.2, статьей 61.6 Закона о банкротстве, пунктами 5 и 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 №63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», пришли к выводу, что конкурсным управляющим доказана совокупность оснований для признания сделки недействительной.
Одновременно суд апелляционной инстанции отметил, что ответчик не представил доказательств обстоятельств для существенного отклонения стоимости – до 100 000 руб. – спорного транспортного средства (Рено Дастер / Renault Duster, 2015 года выпуска, объем двигателя 2,0 / 142 л.с.; на дату сделки 02.05.2017) от обычной стоимости аналогичного транспортного средства, суд критически оценил указание в заказе-наряде на проведение диагностики № 64 от 28.04.2017 автотехцентра AFK МОТОРС при том, что доказательств фактического осуществления указанных ответчиком ремонтных работ в отношении спорного транспортного средства и их оплаты не представлено, как не предоставлено и само транспортное средство для подтверждения заявленных ответчиком возражений.
Между тем судами не учтено следующее.
В соответствии со статьей 32 Закона о банкротстве и частью 1 статьи 223 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы о несостоятельности (банкротстве).
Суды в данном случае не дали надлежащей правовой оценки следующим доказательствам и аргументам, представленным заинтересованным лицом.
Так Самороков Н.С. указывал, что транспортное средство имело целый ряд технических неисправностей и недостатков, оказавших влияние ни стоимость, указанную в договоре купли-продажи.
Заинтересованное лицо представило в суд Договор заказ-наряд на работы № 64 от 28.04.2017, в соответствии с которым до совершения оспариваемой сделки проведен осмотр транспортного средства в автотехцентре AFK МОТОРС и по результатам осмотра выявлен целый ряд неисправностей технического характера, стоимость устранения которых составляла 239 000 рублей.
В свою очередь конкурсный управляющий в качестве подтверждения своей позиции относительно стоимости транспортного средства представил в материалы дела только распечатки с интернет-сайтов по продаже автомобилей, и то не на дату спорной сделки, которые не учитывают техническое состояние транспортного средства, являющегося предметом спора.
При этом суды не учли, что в рекламных объявлениях имеет значение цена продажи, которую устанавливаем продавец, а не фактическая цена, за которую реализовывается транспортное средства, в то время как ответчик указывал, что что одна только неисправность двигателя транспортного средства (самого существенного компонента транспортного средства) значительно снижала как стоимость транспортного средства, так и круг потенциальных приобретателей транспортного средства.
Так Самороков Н.С. обращал внимание судом о том, что только затраты на ремонт в момент совершения сделки требовали 239 000 рублей, а также заинтересованное лицо понесло расходы на проведение комплексной диагностики транспортного средства в сумме 2 002 рублей.
Доказательств обратного материалы дела не содержат.
Кроме того, суды, указывая, что следует из общедоступных данных интернет-сайтов по продаже автомобилей, стоимость аналогов на дату подачи настоящего заявления в городе Москва составляет от 649 000 руб. до 935 000 руб. в зависимости от комплектации, не учли фактическое состояние и условия эксплуатации транспортного средства, предшествующие сделке, а также балансовую стоимость.
Также суды не дали оценки распечаткам с интернет-сайтов по продаже автомобилей как доказательствам, на допустимость и относимость в понимании статьей 67,68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, то есть при оценке стоимости транспортного средства не было учтено техническое состояние конкретного транспортного средства и его пробег, также суды не учли, что распечатки с интернет-сайтов по продаже автомобилей, представленные конкурсным управляющим должника, содержат именно цену предложения, то есть цену, по которой продавец намерен реализовать выставленное на продажу имущество, а не фактическую стоимость реализации транспортного средства
Заслуживает внимания также довод кассатора о том, что конкурсный управляющий для определения стоимости транспортного средства не привлекал оценщика, не представил доказательства совершения реальных сделок с аналогичными транспортными средствами, осуществленными реальными участниками гражданского оборота.
Учитывая вышеизложенное, суд округа соглашается с доводами кассационной жалобы о том, что материалы дела не содержат доказательства того, что цена сделки, определенная в договоре, существенно ниже рыночной.
Кроме того, суды не учли правовую позицию Верховного Суда Российской Федерации, изложенную в Определении от 29.01.2021 №307-ЭС19- 11203 (4), согласно которому наличие возбужденных по заявлениям кредиторов дел о банкротстве должника, равно как и наличие возбужденных в отношении его дел о взыскании задолженности в пользу иных контрагентов само по себе не свидетельствует о наличии оснований предполагать неплатежеспособность должника.
В абзаце 5 пункта 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III. 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» разъяснено, что даже наличие на момент совершения сделки признаков банкротства, указанных в статьях 3 и 6 Закона о банкротстве, не является достаточным доказательством наличия признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества».
Недопустимо отождествлять неплатежеспособность с неоплатой конкретного долга отдельному кредитору. Кредитор всегда осведомлен о факте непогашения долга перед ним, однако это обстоятельство само по себе не свидетельствует о том, что данный кредитор должен одновременно располагать и информацией о приостановлении должником операций по расчетам с иными кредиторами.
Таким образом, суды первой и апелляционной инстанции при вынесении судебного акта не приняли во внимание вышеуказанные правовые позиции и не дали надлежащую оценку тому обстоятельству, что сделка купли-продажи транспортного средства совершена в начале мая 2017 года, то есть за 2 года и 3 месяца до публикации сведений о введении в отношении должника процедуры наблюдения (дата публикации в газете «Коммерсант» информации о введении процедура наблюдения в отношении должника – 10.08.2019 (Объявление № 77033088350 стр. 47 №142(6622) от 10.08.2019)).
Между тем, как пояснял ответчик в судах, в соответствии с данными, содержащимися в Анализе финансового состояния должника, составленном временным управляющим должником, по состоянию на 31.12.2017 года валюта баланса должника составляла 1 883 374 000 руб., в том числе размер ликвидных активов составлял 1 606 513 000 руб., то есть должник после совершения оспариваемой сделки располагал активами в размере 1 606 513 000 руб.
Между тем суды первой и апелляционной инстанций не дали надлежащую правовую оценку данным обстоятельствам.
Кроме того, материалы дела не содержат доказательств того, что ответчик относится к лицам. прямо перечисленным в статье 19 Закона о банкротстве или к иным лицам, заинтересованность которых имеет значение при применении пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве
Суды также поддержали доводы конкурсного управляющего должником о том, что оспариваемая сделка заключена с целью вывода активов должника и заинтересованное лицо не могло не осознавать то, что сделка в таких обстоятельствах нарушает положения закона, действия сторон являются недобросовестными, нарушают права и законные интересы кредиторов должника. При таких обстоятельствах вторая сторона сделки очевидно должна была знать о заключении сделки с целью причинения вреда кредиторам АО «ПНГС».
Данная позиция противоречит правоприменительной практике и фактическим обстоятельствам дела, поскольку сделка купли-продажи транспортного средства совершена в начале мая 2017 г., то есть за 2 года и 3 месяца до публикации сведений о введении в отношении должника процедуры наблюдения (дата публикации в газете «Коммерсант» информации о введении процедура наблюдения в отношении должника – 10.08.2019.
В силу абзаца первого пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предполагается, что другая сторона сделки знала о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредитором если она признана заинтересованным лицом (статья 19 этого Закона) либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника, либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Данные презумпции являются опровержимыми – они применяются если иное не доказано другой стороной сделки.
При решении вопроса о том должна ли была другая сторона сделки знать об указанных обстоятельствах, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств
Согласно абзацу второму пункта 3 статьи 28 Закона о банкротстве сведения о введении наблюдения финансового оздоровления, внешнего управления, о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства подлежат обязательному опубликованию в порядке, предусмотренном названной статьей.
В связи с этим при наличии таких публикаций в случае оспаривания на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделок, совершенных после этих публикаций, надлежит исходить из следующего: если не доказано иное, любое лицо должно было знать о том, что введена соответствующая процедура банкротства, а значит и о том, что должник имеет признаки неплатежеспособности.
Правовой анализ пункта 7 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 №63 (ред. от 30.07.2013) «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III. 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» позволяет сделать следующие вывод: любое лицо должно было знать о признаках неплатежеспособности должника и, как следствие, о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов только в случае, если сделка совершена после публикации в газете «Коммерсант» сведений о введении в отношении должника одной из процедур, предусмотренных законом о банкротстве. Однако, информация о введении в отношении должника процедуры наблюдения была опубликована в газете «Коммерсант» только 10.08.2019 г. (Объявление № 77033088350 стр. 47 №142(6622) от 10.08.2019) (распечатка с сайта https://bankruptcy.kommersant.ru (прилагается).
Кроме того, суды не дали надлежащей правовой оценки доводам ответчика о том, что 25% балансовой стоимости активов должника составляют 470 750 000 рублей, что явно несопоставимо со стоимостью транспортного средства, являющегося предметом оспариваемой сделки.
Исходя из положений пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, с учетом разъяснений Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенных в пунктах 5, 6 постановления от 23.12.2010 №63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III. 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств:
a) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;
b) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов;
c) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом пункта 7 настоящего Постановления).
В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.
В рассматриваемом случае суд округа не может согласиться с выводами судов, что приведенные конкурсным управляющим сведения с интернет-сайтов могут отражать реальную рыночною стоимость спорного автотранспортного средства именно на дату его отчуждения в пользу Саморокова Н.С., поскольку надлежащим доказательством, отражающим реальную рыночную стоимость автомобиля, может быть только отчет оценщика, выполненный в соответствии с законодательством об оценочной деятельности, с учетом технического состояния конкретного автомобиля.
Вместе с тем такого отчета конкурсный управляющий в материалы дела не представил, в связи с чем размер рыночной стоимости спорного автомобиля не доказан.
Согласно пункту 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.
Таким образом, закон о банкротстве предусматривает установление именно рыночной цены.
В соответствии с пунктом 9 Постановления Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 г. № 63 при определении соотношения пунктов 1 и 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве судам надлежит исходить из следующего:
Если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.
Сделка может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки.
В пункте 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» разъяснено, что в соответствии с абзацем первым пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве неравноценное встречное исполнение обязательств другой стороной сделки имеет место, в частности, в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия на момент ее заключения существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.
С учетом вышеизложенного суд кассационной инстанции считает, что выводы судов о наличии оснований для признания оспариваемой сделки недействительной, сделаны при неправильном применении норм материального права, без установления всех фактических обстоятельств дела и оценки всех доказательств, в связи с чем приходит к выводу, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене, поскольку, устанавливая фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, суды не в полной мере исследовали имеющиеся в деле доказательства и доводы сторон.
Поскольку для принятия обоснованного и законного судебного акта требуется исследование и оценка доказательств, а также совершение иных процессуальных действий, установленных для рассмотрения дела в суде первой инстанции, что невозможно в суде кассационной инстанции в силу его полномочий, обособленный спор подлежит передаче на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы, в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
При новом рассмотрении спора суду первой инстанции следует учесть изложенное, всесторонне, полно и объективно, с учетом имеющихся в деле доказательств и доводов лиц, участвующих в деле, предложив сторонам представить дополнительные доказательства в обоснование своих доводов и возражений, с учетом установления всех фактических обстоятельств, исходя из подлежащих применению норм материального права, принять законный, обоснованный и мотивированный судебный акт.
Руководствуясь статьями 284, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд
ПОСТАНОВИЛ:
Определение Арбитражного суда города Москвы от 19.05.2021 и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 10.08.2021 по делу №А40-139089/19 отменить.
Обособленный спор направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.
Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.
Председательствующий-судья Е.Л. Зенькова
Судьи: Н.Я. Мысак
Ю.Е. Холодкова